Долгие пруды. Новости

Яндекс.Погода

пятница, 23 июня

ясно+7 °C

Онлайн трансляция

Искусство андеграунда: первая посмертная выставка Джино Синигалья

09 июня 2017 г., 13:11

Просмотры: 370


Выставка картин незаслуженно забытого художника-авангардиста второй волны Джино Синигалья - событие в культурной жизни не только Долгопрудного. Необычно все: личность художника, его творчество, которое в эпоху брежневского застоя "расшатывало духовные скрепы", происхождение – художник никогда не видел своего отца – итальянца, друзья и жизнь, о которой, как ни странно, мы очень мало знаем. Работы кисти этого мастера не выставлялись с 1997 года! А в 80-е годы ХХ века на выставки работ Джино и других художников-нонконформистов выстраивались километровые очереди. Яркие и талантливые девушки из ансамбля «Концертино» создавали праздничную атмосферу на открытии.

Многие картины художника находятся в частных коллекциях за рубежом. А часть из них хранилась на… чердаке в Фирсановке! Заслуга спасения и сохранения полотен принадлежит коллекционерам Лидии Буркановой и Георгию Годлевскому, а идея выставки – Галине Якуниной. 

"Музей выходит за рамки муниципального. Выставки востребованы.  Это говорит о высоком интеллектуальном потенциале населения. Я рада,  что первая выставка Джино Синигалья проходит в нашем музее.  Мы с удовольствием предоставляем площадки для всех, кто готов обогатить культурную жизнь города.  Будем эту работу продолжать. Я благодарна людям,  которые занимаются сохранением культуры".  - сказала Александра Кочетинина на открытии выставки.

«Экспрессионизм художника не возник на пустом месте, - считает полковник в отставке, поэт и коллекционер Георгий Годлевский.  Джино родился 21 февраля 1937 года в Москве. Его мать Полина Полякова, отец эмигрант из Италии Алессандро Синигалья. Он был коммунистом, пламенным революционером, членом Коминтерна, соратником Пальмиро Тольятти. Несмотря на то, что супруга ждала ребенка, он счел своим долгом отправиться на войну в Испании.

Потом плен, лагерь для военнопленных во Франции. Бежал, возглавил партизанское движение во Флоренции. В 1944 году погиб. Посмертно был удостоен одной из высших наград Италии.  Его именем названа улица в Риме. 

Джино унаследовал от отца горячую южную кровь и пылкий темперамент. Это, возможно, и повлияло на выбор творческого направления.    Вот, например живописная работа «Петушок»: «Глядя на на нее возникает впечатление нескончаемого буйства красок и неожиданного колорита, часто выстроенного на оттенках спектра. И все это гармонично по тону и тембру, как и подобает искусному художнику! Завороженный удивительной палитрой, чувствуешь, как разыгравшееся воображение «открывает двери в свой театр абсурда»… Или «Красные рыбки » - такие огромные в этой стеклянной банке, как и все в детстве. Любопытная рыба поднялась повыше, чтобы лучше тебя разглядеть».  (Г. Годлевский). 

Как художник-авангардист Джино Синигалья начал свое становление с исторической «Бульдозерной выставки» 1974 года, ставшей вехой в истории советского искусства. Переодетые милиционеры арестовывали участников выставки, иностранных журналистов. С 1979 года Синигалья становится участником выставок на Малой Грузинской, а с 1981 года входит в известную группу «21 московский художник» - объединение художников-нонконформистов.  Выставки этого объединения пользовались огромной популярностью. Иногда на них выстраивались километровые очереди.

Международным признанием стало принятие его членом профессионально-творческого союза художников и графиков Международной федерации художников ЮНЕСКО.

«Джино был энергичен, по-итальянски экспансивен, всегда полон планов и идей. Весело эпатировал публику своими «кукляжами» — странными композициями, смонтированными из дощечек, обломков игрушек, механического хлама — остатков зонтика, шланга от душа, каких-то железяк, велосипедных спиц» (Г. Годлевский). 

В биографии Джино много белых пятен. Сын Евгений рассказывал, что отца отчислили с 3 курса строгановки – отказался выполнять курсовую работу о партии, но в защиту талантливого студента поднялись однокурсники и его восстановили. Есть свидетельства того, что он преподавал рисование детям. 

По словам Георгия, у одной из знакомых художника Марии Мирт есть коллекция картин художника. Она должна была приехать на открытие выставки, но заболела, ей сделали операцию. Георгий и Лидия надеются, что когда она выздоровеет,  смогут узнать от нее больше о жизни и творчестве Джино Синигалья.

Дома у художника в Фирсановке всегда было чисто. Жена Галина варила замечательный борщ. Они были очень гостеприимны. Устраивали посиделки. Особенно в летнее время. В беседке за самоваром разговаривать могли допоздна.  Частым гостем был  Анатолий Зверев, который мог написать картину на чем угодно и чем угодно. Известен его «мастер-класс», когда он писал метлой. Он был очень популярен, особенно за границей. Многие пытались и до сих пор пытаются ему подражать и в творчестве и в жизни. Анатолия называли «бродячим художником». Он подолгу не  появлялся дома, вел богемный образ жизни, дарил картины. Творческое наследие Анатолия Зверева насчитывает более 30 тысяч работ! Во время своих скитаний часто появлялся в семье Синигалья. Оставался переночевать. Проводил много времени с Джино. Вместе писали картины. А злые языки утверждают, что они были собутыльниками.

Георгий считает, что это была настоящая мужская дружба. И вряд ли семья Зверева доверила бы сбор денег на похороны Анатолия не другу, а собутыльнику. «Мне попалось объявление  в ЦДХ, - рассказал Георгий Годлевский, - о панихиде, прощании с Анатолием Зверевым.   Сбор денег осуществлял Джино Синигалья – организатор похорон. А Анатолий похоронен на долгопрудненском кладбище. Есть фотография похорон, на них Д. Синигалья. Он навещал могилу Анатолия, возможно, гулял по Долгопрудному. Картина «Памяти А. Зверева» написана в 90-е через 10 лет после смерти друга. Она на выставке».

Что случилось с семьей Джино в 90-е? Конечно трудности того времени не обошли ее стороной, как и многих других представителей творческой интеллигенции. Галина не работала. Им было очень тяжело. В 1997 году Джино умер. Его жена все продала и уехала в Тульскую область.

О своих ушедших произведениях художник как-то сказал: «Мне кажется, что если бы я встретился со своими картинами через много лет в другом конце света, то мы непременно узнали бы друг друга. Всегда переживаю – как-то им живется? Какая досталась оправа? Достаточно ли им света? Любят ли их? Гордятся ли ими? Надеюсь, что мои картины счастливее своего создателя».

Евгений Храбров, фотографии Сергея Федорова