Долгие пруды. Новости

Яндекс.Погода

пятница, 23 июня

ясно+7 °C

Онлайн трансляция

Отец погибшего в ДТП мальчика не винит эксперта

19 июня 2017 г., 11:43

Просмотры: 170


Продолжается расследование дела о гибели в ДТП в подмосковной Балашихе шестилетнего мальчика Алёши Шимко, в крови которого эксперты обнаружили высокий уровень алкоголя. О ходе расследования журналисту «Радио 1» Игорю Кольке рассказал отец мальчика Роман Шимко.

– Вчера сделала заявление адвокат Ольги Алисовой, сбившей Алёшу. Она заявила, что в подделке результатов экспертизы могут быть виновны те, кто не установил надлежащие дорожные знаки в положенных для этого местах. Вы согласны с этим? 

– Ваш адвокат работает над делом?

– У человека, который нам помогает, нет статуса адвоката. Это бывший оперативник МУРа. Он собирает всю доказательную базу, опрашивает свидетелей, фотографирует. Он работает.

– Разумеется, определённая ответственность лежит и на них. Но отсутствие знаков не давало Алисовой разрешения ехать по двору со скоростью 50 км/ч. Кстати, в заявлении адвоката прозвучала такая фраза, что машины были припаркованы с двух сторон, и Алисова физически не могла так разогнаться – так вот, машины там припаркованы с одной стороны. Можно в любое время съездить и посмотреть. Вообще, в речи адвоката много нелепости. Начиная с того, что якобы дедушка, который гулял с мальчиком, употреблял спиртные напитки. Я сразу скажу, что дед как вышел на пенсию – уже 12 или 15 лет – не пьёт и не курит. У него инвалидность по сахарному диабету, так что это клевета.

– А после трагедии во дворе появились  какие-то предупреждающие знаки, лежачие полицейские?

– Знаки появились дня через три. И то были поставлены не по правилам. Знаки въезда и выезда из жилой зоны были перепутаны. Потом их поменяли. А еще от компании, которая обслуживает дороги в Железнодорожном, мы узнали, что, оказывается, в нашем дворе по программе «Безопасный город» расположены два лежачих полицейских. А их там никогда не было. При этом, деньги на них были выделены. Так что да, возможно, виноваты и те люди, которые отвечают за дороги в городе.

– Как вы относитесь к предложению эксгумировать тело?

– Эксгумация – это первое, что пришло мне в голову, когда я увидел эти результаты экспертизы. Меня тогда переполняла ярость. Но потом мне объяснили, что можно обойтись без эксгумации, достаточно взять образцы крови, которые остались на машине. Или, например, взять ДНК у мамы и сравнить с той кровью, которая находится в пробирке судмедэкспертов. Я потом предложил это следователю, но он мне ответил, что уверен, что анализы совпадут, что мой ребёнок был пьян. Сейчас я не думаю, что речь идёт об эксгумации. Мы с женой съездили в следственный комитет, там у неё взяли образцы ДНК, и в ближайшее время будут сравнивать эти образцы с той кровью, в которой нашли алкоголь.

– Вы думаете, образцы крови подменили?

– Да, эксперта, который подписал экспертизу, я не обвиняю. Потому что неизвестно, какой анализ он делал. Чью кровь исследовал. Я думаю, что либо образцы подменили по дороге, либо это случилось в МОНИКИ. Это моя версия.

– Как вы думаете, как дальше будет развиваться это дело?

– Загадывать я не могу, но то, что дело передано Следственному комитету России, даёт нам надежду на справедливый исход. Я надеюсь, что эта женщина получит реальный срок.

– Как ваша семья переживает происходящее?

– Я мобилизовался, предпринимаю шаги по этой ситуации. Ну, а жена хуже. Она в себя не пришла. Да и не придёт, наверное, никогда.

23 апреля «Хёнде Солярис» сбил шестилетнего мальчика и протащил его 10 метров. По словам очевидцев, за рулём находилась женщина, она ехала со скоростью не менее 60 км/ч и разговаривала по телефону. Однако, как следует из данных экспертизы, виновным оказался сам ребёнок – в его крови нашли 2,7 промилле алкоголя.

Ранее СМИ сообщили, что тело мальчика эксгумируют для проверки данных о том, что он якобы был пьян.

В ситуацию уже вмешалась детский омбудсмен Подмосковья Ксения Мишонова.

Главный нарколог России Евгений Брюн в интервью «Радио 1» назвал нереальными результаты анализа крови ребёнка.

Также сообщалось, что дело взял под личный контроль прокурор Московской области Алексей Захаров.